И виртуальные мечты сбываются



В юности рижанин Виктор Кулберг мечтал стать гонщиком "Формулы-1", но в 70-е его "голубой мечте" не суждено было сбыться. Что оставалось делать настоящему мужчине? Обзавестись другой целью и реализовать ее. Виктор создал в Риге мотор-музей, получивший мировой рейтинг, а своей невесте Элен преподнес к свадьбе царский подарок - Rolls Royce, который в свое время Сталин подарил Молотову. На этой машине он лихо подкатил к ЗАГСу, а спустя полгода и к роддому за своим первенцем-сыном.

Думаю, у любой женщины, пообщавшейся с Виктором Кулбергом, неминуемо мелькнет мысль: "Повезло его жене!" Ощущение, что рядом настоящий мужчина, возникает сразу и чисто подсознательно, даже если не знать фактов биографии Кулберга. Он, правда, уверяет, что был очень скромным и застенчивым молодым человеком со своими комплексами, но природное обаяние и целеустремленность действовали безотказно, открывая перед ним двери самых высоких кабинетов. А ходить по ним Виктору пришлось долго и упорно, чтобы "сказку сделать былью" - создать в Риге сначала клуб антикварных автомобилей, а затем и музей.

Семейный Rolls Royce.

Свадебный подарок Кулберга невесте хранится в Рижском мотор-музее. Авто и сейчас впечатляет: кузов из алюминия, шасси короля английской автомобильной промышленности прошлого века фирмы Rolls Royce, которая изготавливала эксклюзивные машины для сильных мира сего. Им был и первый владелец машины, граф из Силезии, выставивший ее на Берлинском автосалоне 1939 года. После победы над фашистской Германией Сталин собирал парк трофейных машин, чтобы было чем награждать своих министров и маршалов:

- Этот Rolls Royce Иосиф Виссарионович подарил министру иностранных дел Молотову, но тому не пришлось долго им пользовался, - рассказывает Виктор Кулберг. - После смерти Сталина Молотов впал в немилость и был отправлен послом в Монголию, а автомобиль был вынужден продать главе Русской православной церкви. Следующим владельцем уникальной машины стал главный архитектор Ленинграда Титов - советский плейбой, который любил машины, женщин и часто их менял. Годик покатался и уступил автомобиль за 40 тысяч рублей эстонцу, возившему в Ленинград свои помидоры и огурцы на продажу. В 76-м году я нашел этого эстонца под Пярну и два года его уламывал продать машину. Уломал...

Знакомые советовали Виктору "не выпендриваться" и везти в ЗАГС невесту на советской машине - разъезжать простому советскому инженеру по центру Риги на такой буржуазной роскоши было небезопасно, считали они. "Кто не рискует, тот не пьет шампанского!" - решил Кулберг и вопреки традиции (жениху за руль садиться не положено) сам повез Элен под венец, чем и покорил ее сердце окончательно и бесповоротно.

Миссия выполнима!

На машинах Виктор Кулберг был помешан с детства - "закодирован", как говорит он сам:

- Я учился на автоинженера, параллельно занимался английским - мне чудом попал в руки устав клуба антикварных автомобилей США. И с таким же "сдвинутым", как я, товарищем мы стали колесить по Прибалтике, а позже и по всему необъятному Союзу в поисках старинных автомобилей. В Советском Союзе к раритетам на колесах относились двояко: с одной стороны - как к металлолому, а с другой - как к пропаганде достижений капитализма.

В 80-м году, после московской Олимпиады, Указом ЦК КПСС за подписью генсека Брежнева было запрещено на 10 лет финансировать и строить культурные и спортивные объекты. И все-таки латвийским энтузиастам во главе с Кулбергом удалось совершить невозможное: получить полтора миллиона золотых рублей, закупить на валюту конструкции будущего здания в Финляндии. За полтора года, в рекордные сроки, было выстроено специальное здание для мотор-музея, отметившего в этом году свое 15-летие:

- Это воплощение нашей виртуальной мечты - зал экспозиции, кафе, две с половиной тысячи квадратных метров мастерских со своим столярным участком. Получали мы будущие экспонаты часто в плачевном виде, и наши умельцы доводили их "до ума", доставая всеми правдами и неправдами дефицитные детали, а многое изготавливали сами.

В музее около 250 экспонатов: 200 машин и 50 интереснейших мотоциклов. Самые ценные - машина Максима Горького, Брежнева, "броневик" Сталина, уникальный гоночный автомобиль мирового масштаба Auto Union 1938 года - собственность Рижского мотор-музея. Большинство машин принадлежит членам клуба.

Дипломат, механик, сыщик.

Естественно, я стала выпытывать у экскурсовода "ВР" по мотор-музею, как же удалось собрать сливки автомобилестроения со всего Советского Союза? Ведь в те времена Виктор Кулберг был всего лишь нженером-конструктором на РАФе:

- Мощную поддержку мы обрели в обществе автомотолюбителей СССР, в лице нашего крестного отца, известного мотогонщика, директора Бикерниекской гоночной трассы Эдуарда Киопе.

Идеей создать лучший в СССР музей антикварных автомобилей Кулбергу удалось заразить и Миервалдиса Рамана, председателя Госплана и зампреда Совмина ЛССР. Это его стараниями Рига получила 7-ю больницу в Гайльэзерсе, вэфовский пищеблок, поразивший весь Советский Союз, компьютерный центр:

- Благодаря контактам Рамана в Москве, а позже и моим собственным удавалось получить лимиты, квоты, визы... Ценность автомобиля определяется еще и его владельцами, и я задался целью привести в Ригу машины, на которых ездили наши вожди и известные люди.

Триллер со счастливым концом.

История Auto Union вполне может стать сценарием для триллера-детектива - правда, бескровного, но очень увлекательного. В 30-е годы Гитлер выделил 10 миллионов рейхсмарок для создания гоночной машины, которая приумножит славу немецких спортсменов. Жесткая конкуренция между двумя автогигантами - Mercedes и Auto Union - заставила их выйти на невиданные рубежи автомобилестроения. После войны специальный отряд НКВД вывез 16 машин марки Auto Union в Москву, одна из них попала в лабораторию гоночных автомобилей московского ЗИЛа:

- Мне позвонил из Ленинграда профессор Бэкман, крупнейший в СССР специалист, корифей автомобильного дела: "Виктор, эти мудаки с ЗИЛа собираются резать Auto Union на металлолом. Сделай что-нибудь!" Попасть на завод было не так-то просто, но у меня были там свои контакты, в том числе и среди руководителей засекреченного конструкторского бюро, где делали правительственные машины...

Кулберг подготовил обращение в Минавтопром СССР, подписанное Раманом, с просьбой передать уникальный автомобиль на баланс Латвийского общества автомотолюбителей. До субботника оставалась всего неделя. Собрав все нужные бумаги, прихватив рижского бальзама и копченых кур, Виктор полетел в Москву. Обаяв секретаршу, передал письмо министру, а сам помчался на ЗИЛ, чтобы собрать визы директора, главбуха и главного инженера:

- До субботника оставалось два дня - четверг и пятница ушли на сбор виз и резолюций на ЗИЛ ("добро" министра было получено). В пять часов на заводе закрывали проходную, а предстояло еще самое главное - разыскать машину. Старые работники завода вспомнили, что вроде бы Auto Union хранится в металлическом сарае. Я организовал команду, мы перебрали и перетаскали массу двигателей, моторов - все без толку! Мы уже отчаялись, но за полчаса до закрытия проходной обнаружили запыленный, на спущенных шинах, Auto Union.. "Буревестник" предпочитал Lincoln "Буревестнику революции" Горькому Сталин подарил роскошный 12-цилиндровый американский Lincoln. Семья пролетарского писателя владела машиной до 1986 года:

- Я разыскал внучек и наследниц Горького Марфу и Дарью Пешковых. Удалось договориться с дамами, правда, они заломили цену 12 тысяч рублей - на эти деньги можно было купить два "жигуля". Опять же с помощью зампреда Совмина Латвии Рамана удалось получить разрешение на сделку и оформить ее юридически. А потом Московский музей Горького спохватился, что реликвия ушла куда-то в Латвию, и меня вызвал на ковер Анатолий Горбунов, секретарь по идеологии Компартии Латвии. Сказал, что машину надо вернуть в Москву. Я отказался - все законно, деньги переведены на счет наследников, и сделка обратной силы не имеет. Горбунов был вынужден как-то извиняться и выкручиваться...

Последняя машина Брежнева.

Из всех советских вождей самым страстным автолюбителем был Леонид Ильич Брежнев.

В 80-м году он в последний раз сел за руль: машина попала в аварию на Ленинградском шоссе. Неизвестно откуда выскочил грузовик, и генсек не справился с управлением. Он пострадал не сильно, но около месяца лечился - сообщалось, что вождь "простудился" - За этот Rolls Royce, попавший разбитым на склад Московского военного округа, пришлось заплатить 3540 рублей, но я усмотрел, что машина того стоит. В музее она хранится в том, послеаварийном виде - за рулем, который погнули руки Брежнева, его кукольный двойник.

В 88-м году концерн Rolls Royce прислал в Рижский мотор-музей официальное письмо с претензией, что разбитая машина - это антиреклама знаменитой фирме. Черед два года переписки представители фирмы привезли в музей подарок - фигуру богини Ники как признание достижений рижан. Моделью послужила одна из секретарш фирмы...

Наши в Монте-Карло.

Кулберг кропотливо собирал для музея не только машины, но и информацию о людях, с ними связанных. Среди экспонатов - кубки и медали латвийских гонщиков. Первым латвийским спортсменом, получившим в 20-е годы лицензию под номером один на участие в ралли Монте-Карло был Евгений Канский. После соревнований его пригласили в рекламный пробег, и он целый месяц колесил по Европе на своей машине Amilcar в сопровождении очаровательной Мисс Европа, а вернувшись в Ригу, женился на девушке, завоевавший титул Мисс Латвия:

- Канский на свои деньги купил двигатель, сам сделал кузов - по частям собрал французскую машину Amilcar для участия в гонках. После войны он стал заядлым яхтсменом, 16-кратным чемпионом СССР. Его гоночный автомобиль я отыскал в Латвии в 80-е у колхозника, который переделал ее для перевозки овощей.

Среди уникальных экспонатов музея - пожарная машина, изготовленная в Риге в 1912 году на Русско-Балтийском заводе для Рижского Петровского пожарного депо, первые советские мотоциклы, парадный автомобиль министра обороны СССР маршала Малиновского, ЗИЛ-111, на котором ездил Никита Хрущев. Посетители, особенно иностранцы, ахают и фотографируются рядом с раритетами на память ***.

Досье "ВР".

Свой день рождения - 29 февраля - Виктор Кулберг празднует раз в четыре года, что дает ему возможность не стареть. Считает себя миллионером: "Два моих "золотых миллиона" - сыновья Андрис и Раймонд". Старший унаследовал любовь отца к машинам, заядлый автогонщик, участник ралли. Общественная должность Кулберга - председатель Совета народного хозяйства при Министерстве экономики. Кавалер ордена Трех Звезд за заслуги на посту председателя Торгово-промышленной палаты и создание Рижского мотор-музея. Награжден также Орденом шведского короля и орденом Почета Франции за поддержку этих стран в освоении латвийского рынка.

Первой машиной Виктора Кулберга был "москвич-401", ее сменили "жигули". Сейчас предпочитает Audi и Alfa Romeo.

Автор: Евгения ПОДБЕРЕЗИНА, Вечерняя Рига

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha