На что непредвиденное можно потратить 10 млн. USD?



Схема распределения предполагаемого для Latvenergo кредита в 85 млн. USD от ЕБРР (подробности читайте во вчерашнем номере "Республики") имеет любопытную статью расходов. На непредвиденные дополнительные траты госпредприятие запрашивает 10 млн. USD. Загадочные истории с зарубежными кредитами в Латвии (G 24, например) пока еще не нашли воплощения в фабулах мастеров отечественного детектива. "Дело о пропавших трех миллионах Latvenergo" до сих пор ждет своего Шерлока Холмса. Сегодня "Республика" на роль авторов сюжета о том, что же за внезапные расходы предполагает заемщик, пригласила некоторых его клиентов. Итак, строим гипотезы!

Для меня достаточно услышать слово "ЕБРР", чтобы все стало ясно. Получить деньги оттуда ой как непросто. И если есть такая статья, уж поверьте мне, там все расписано до копейки. Сказать, на что могут быть потрачены миллионы, не могу. По той простой причине, что я не специалист в отрасли энергетики. Думаю, ситуация с G 24 не повторится. Времена не те.

Владимир Блинов, президент фирмы Viesnїca Latvija.

Украдут... Ей-богу, украдут! Вот молодцы-то. Это ж надо, как здорово придумали! На самом деле списать под расходы можно что угодно и сколько угодно. А вот как это сделать, надо спрашивать практиков. Я не специалист по этой части.

Евгений Рыжанов, наблюдатель компании Greis.

Иметь статью непредвиденных расходов естественно для любого, особенно крупного проекта. В любом случае, в документах следует конкретизировать, что подразумевается под словом "непредвиденные". Это же может быть и всемирный потоп и засуха, а возможно, и переворот власти. Нет ничего необычного в том, что Latvenergo последствия для себя от каких-либо явлений оценивает в такую сумму. Просто интересно, что же это может быть?

Янис Стабулниекс, директор Латвийского технологического центра.

Сколько-сколько? Десять миллионов? Многовато для непредвиденных расходов. А где потратить - не проблема. Хорошие дом, машина, акции какой-нибудь фабрики прикупить можно. Да, в конце концов, то же Latvenergo приватизировать. И живи себе спокойно, только прибыль получай.

Гунтис Учелниекс, директор молодежного туристического агентства Kolumbs.

Все очень просто. Почему Рижская дума отказалась от строительства моста? Да потому, что слишком просто проверить, сколько бетона ушло. А что под землей? Где два кубометра, где двести... Вопросы есть? Мое мнение таково - непредвиденные расходы пойдут на "подземные" работы.

Айвар Летиньш, председатель правления ООО Zelta Zirgs.

Секундочку! Я посмотрел архив новостей: в 1999 году оборот Latvenergo составил около 200 млн. USD. Вполне нормально, что 5% они просят на непредвиденные расходы. Это может быть все что угодно. Последствия любой аварии могут обойтись в такую сумму. О некоторых возможных катастрофах общественности могут не сообщать, а на ликвидацию их последствий могут потребоваться такие большие деньги.

Юрис Мендзиньш, директор Delfi.

Для крупных корпораций это не большая сумма. Надо понимать, что электричество - не только провода в стене, это сложная инфраструктура. Чтобы ее поддерживать на должном уровне, необходимы очень большие деньги. Возможно, даже именно настолько большие!

Андрей Егоров, директор iPro.

Все зависит от условий договора. Если непредвиденные расходы составляют 50% от общих, то становится интересно, что это за форс-мажорные обстоятельства? А если это 10% от общей суммы, то вполне нормально. Если, например, из-за изменений в почве придется приостановить работу ТЭЦ на некоторое время, то только это может обойтись в более 10 млн. USD.

Марк Шафро, директор Shafro & Сo.

Автор: Республика

Добавить коментарий
Автор:
Комментарий:
Код проверки:
Captcha